28 апреля в 15:07

О Героях-нарофоминцах

С Наро-Фоминской землёй связано немало имён Героев Советского Союза и Героев России, удостоенных этих званий за подвиги, совершённые во время Великой Отечественной войны. Это партизанка-разведчица Вера Даниловна Волошина и командарм-33 Михаил Григорьевич Ефремов, артиллеристы Николай Иванович Григорьев и Николай Николаевич Шиленков, командир стрелковой роты Михаил Герасимович Калинкин, лётчики Александр и Сергей Георгиевичи Курзёнковы и Пётр Яковлевич Самохин, разведчик Никифор Николаевич Марков. Каждый внёс свой вклад в Победу. Петру Самохину судьба отмерила лишь несколько месяцев войны, Александр Курзёнков прошёл всю её, с первого дня и погиб 8 мая победного 1945 года, а Ивану Травкину посчастливилось отпраздновать 40-ю годовщину Победы. Жители города Воинской славы Наро-Фоминска знают о них из книг и газетных публикаций, фильмов, музейных экспозиций и выставок. Их имена носят улицы и учебные заведения. Вспомним ещё раз несколько ярких страниц героической истории. Пётр Яковлевич Самохин родился в 1920 году в деревне Мамыри, учился в Апрелевской школе и Борисоглебском авиаучилище, воевал на Северном фронте, 1 сентября 1941 года вместе с пятью другими лётчиками он атаковал вражескую колонну, где было до 70 грузовых и легковых автомашин. Несмотря на сильный заградительный огонь, Самохин уничтожил 15 из них. На следующий день они с ведомым подожгли ещё четыре автомашины и подавили зенитную батарею. Не раз лётчик возвращался с боевых заданий с пробоинами в своей машине. Однажды огнём зенитной артиллерии врага был повреждён его самолёт, сам он был ранен в руку, но смог привести самолёт к своему аэродрому и произвести посадку. 17 декабря 1941 года старший лейтенант Самохин совершил свой последний боевой вылет, сто двадцатый с начала войны. Как известно из архивных документов, во время патрулирования железной дороги на высоте 1500 метров группа из четырёх наших самолётов, возглавляемая Самохиным, была атакована группой самолётов противника. В результате двадцатиминутного боя самолёт старшего лейтенанта Самохина, израсходовав весь боекомплект, был подбит тремя самолётами противника и совершил вынужденную посадку в районе разъезда №15. Самолёт разбит. Лётчик тяжело ранен, умер в госпитале. Ведомые Самохина на дугой день вернулись в полк и рассказали, что он погиб, выручая товарища. Двумя неделями раньше, 2 декабря 1941 года наш земляк был представлен командованием полка к высшей награде Родины — званию Героя Советского Союза. В его наградном листе перечисляются подвиги, совершённые в сентябре-ноябре 1941 года. Почти каждый его боевой вылет был подвигом. Звание Героя Советского Союза командиру звена штурмовиков старшему лейтенанту Самохину было присвоено посмертно 22 февраля 1943 года. Летом того же года звания Героя был удостоен Сергей Георгиевич Курзёнков — ас морской авиации Северного флота. Его биография тесно связана с Наро-Фоминском. Здесь он закончил школу и работал на Наро-Фоминской прядильно-ткацкой фабрике. Сначала, после окончания в 1930 году Ленинградского текстильного техникума, мастером, а затем заведующим производственным обучением фабрично-заводского училища. С самого начала Великой Отечественной войны Сергей Курзёнков участвовал в совместных боевых действиях по проводу караванов судов союзников (США и Англии) в северные порты нашей страны. За особые заслуги был награждён двумя орденами Красного Знамени, орденом США «Морской крест». Совершил 209 боевых вылетов, несколько раз был ранен, оказывался на волоске от смерти. Не раз в одиночку нападал на два, а то и на четыре самолёта противника. О высшей награде узнал в госпитале. Во время своего последнего боевого вылета он был тяжело ранен, чудом остался жив, выбросился с парашютом. Но оказалось, что стропы парашюта перебиты осколками, и летчик около трёх тысяч метров падал без па­рашюта. Глубокий снег и скольжение по крутому откосу сопки спасли ему жизнь. После войны Сергей Георгиевич часто приезжал в Наро-Фоминск. Он написал несколько книг, в том числе автобиографических. Через полгода в семье Курзёнковых стало два Героя – младший брат Сергея Александр Георгиевич Курзёнков, командир звена разведывательного авиационного полка ВВС Балтийского флота, 22 января 1944 года тоже получил Золотую Звезду. К сентябрю 1943 года он совершил 203 боевых вылета, участвовал в 13 воздушных боях. Был в боевой жизни летчика такой случай. Экипаж бомбил с пикированием корабли фашистов над Финским заливом. Сбросили три бомбы-«сотки», Александр пошёл в последнее пике, полетела четвёртая, но только самолёт стал выходить из пике, как произошло невероятное! Обогнав бомбу, бомбардировщик подцепил её левым крылом. Бомба легла поперёк плоскости крыла. Её взрыватель без предохранительного колпачка тускло мерцал, наводя ужас на экипаж. Первым опомнился сам Курзёнков: «Как вам это нравится?» — спросил он. Голос командира был настолько обычным, что члены экипажа успокоились и даже попытались шутить. Очень осторожно лётчик накренил машину влево, пока не докатил бомбу до консоли. Ещё крен, и «сотка» соскользнула с крыла. Так спокойствие и самообладание командира спасли самолёт и жизнь членам экипажа. В августе 1942 года экипаж переводят в разведчики. Однажды при фотографировании линии обороны противника самолёт Курзёнкова подвёргся особенно ожесточённому зенитному огню. В это время отказал один мотор. Создалась критическая ситуация, которая усугублялась появлением «Фокке-вульфов». Но раздался спокойный голос Александра: «Приготовиться к отражению атаки истребителей. Продолжаем выполнять задание». И лётчики его выполнили. Атаки врага удалось отбить. Штаб получил отличную фотосъёмку. Высокую оценку командования получили действия воздушных разведчиков в операции по прорыву блокады Ленинграда. Все члены экипажа получили награды. Герой Советского Союза кавалер трёх орденов Красного Знамени капитан Александр Георгиевич Курзёнков погиб 8 мая 1945 года, за несколько часов до официального окончания войны. Его самолёт во время разведывательного полёта был атакован большой группой вражеских истребителей и сбит. Александр сел на воду, но выбраться из машины не смог. С болью и отчаянием товарищи слышали по радио его последние слова: «Фонарь заклинило! Не могу открыть… Не могу…». Всего 27 лет было Михаилу Калинкину, закрывшему своим телом амбразуру фашистского дзота. 15 января 1944 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Михаил Герасимович Калинкин родился в деревне Подольное, окончил школу в Вышгороде. До войны вместе с братом-близнецом Алексеем водил трактор по родным полям, отслужив срочную службу, стал инструктором Осоавиахима в Верее. С первого дня война — на фронте. Участвовал во многих сражениях — на Курской дуге, в Приднепровье, на Орловщине. Получил два ордена Красной Звезды. В ноябре 1943 года в бою при форсировании реки Сож в Белоруссии перед его ротой была поставлена задача подавить вражеские дзоты на высотах, контролировавших местность боя. Можно по-разному относиться к роли командира в бою. Но бывают критические моменты, когда исход боя решают секунды. Именно в такой ситуации пожертвовал собой Михаил Калинкин. Несколько раз он поднимал своих солдат в атаку. Враг яростно сопротивлялся, впереди расстилалась ровная открытая местность, преодолеть её под ураганным огнём было невозможно. И он решил, что несколько солдат отвлекут внимание фашистов, а он в это время подползёт к дзоту и закидает его гранатами. Он так и сделал. Цепь солдат поднялась, и вдруг снова раздалась пулемётная очередь. И тогда уже раненый командир поднялся и закрыл своим телом амбразуру. Видимо, он был из плеяды тех командиров, что иначе не могли. Они первыми поднимались в атаку, увлекая других за собой. Командиры, воспитанные на легендарных примерах Гражданской войны. Первого августа 1944 года советские войска форсировали Вислу в районе Тарново. На правом берегу был выставлен дивизион 76-миллиметровых противотанковых орудий. Артиллеристы вели огонь прямой наводкой по огневым точкам и траншеям противника. Заместитель командира дивизиона гвардии старший лейтенант Николай Иванович Григорьев всё время был на огневых позициях и руководил боем, появляясь то в одной, то в другой батарее, воодушевляя бойцов. Уже было уничтожено 20 пулемётов, пять противотанковых автоматических орудий, подавлен огонь двух бронетранспортёров, отбито несколько контратак пехотных батальонов врага. Огонь артиллеристов дал возможность нашей пехоте переправиться на левый берег Вислы, продвинутъся вперёд, расширяя прорыв. В этом бою Николай Григорьев был сражён осколком вражеского снаряда. 26 октября 1944 года ему присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Выпускник средней школы № 7 города Наро-Фоминска Николай Григорьев в 1941 году был призван в армию, окончил Подольское артиллерийское училище и 5 июля 1942 года принял первый бой на Юго-Западном фронте. Участвовал в освобождении многих городов и сел: Славянска, Краматорска, Изюма, Никополя, Одессы. 29 июля 1944 года он писал домой: «Освобождаем дружественную Польшу и добиваем раненого зверя. Да, мама, будем в Берлине. Добьем этого раненого кровавого зверя в его собственной берлоге. В Польше нас замечательно встречают. Хорошая и культурная страна, но сильно отсталая в техническом отношении. Много им надо подтягиваться. Вот они как раз сейчас убирают урожай. Машин у них нет, всё делают вручную. Люди они приветливые и угощают нас фруктами…» Это письмо сейчас хранится в школьном музее. Второе и третье места в списке лучших советских асов-подводников делят между собой балтиец Иван Травкин и североморец Николай Лунин. Они уничтожили по 13 кораблей и транспортов противника. Как писала газета «Красная звезда», «бесперископные атаки» Травкина явились вершиной тактического искусства советских подводников. Под его командованием экипаж подводной лодки К-52, действуя к западу от Данцигской бухты, обнаружил с помощью гидроакустики транспорт противника, шедший в охранении сторожевых кораблей. Так как волнение моря не позволяло провести атаку с перископной глубины, командир погрузился на глубину 20 метров. Рассчитав боевой курс и сблизившись с противником на нужную дистанцию, Травкин произвёл трёхторпедный залп веером и уничтожил транспорт водоизмещением 6000 тонн. Продолжая действовать в том же районе, его лодка потопила ещё два транспорта и благополучно вернулась в свою базу. Известный командир подводной лодки Краснознаменного Балтийского флота капитан I ранга Иван Васильевич Травкин родился в 1908 году в Наро-Фоминске в семье потомственных ткачей прядильно-ткацкой фабрики. Здесь он окончил школу, до армии работал монтёром. В 1936 году окончил Военно-морское училище. В начале Великой Отечественной войны служил командиром подводной лодки «Щ-303». Ведя смелые, дерзкие боевые действия в заблокированной восточной части Финского залива, прорывался по мелководью через противолодочные заграждения фашистов, в невероятно трудных условиях наносил ощутимые удары по весьма важным для фашистской Германии морским объектам и сообщениям в Балтийском море, проводил караваны наших и союзных судов. При обнаружении немецкими наблюдателями лодки Травкина в водах Балтики по всему флоту оповещалось по радио: «Внимание! Травкин в море». Экипаж «Щ-303», а в последующем более мощной лодки «К-52» под руководством Травкина наводил ужас на фашистских моряков. За его голову гитлеровским командованием было назначено вознаграждение в размере 50 тысяч марок. 24 апреля 1945 года Травкину присвоено звание Герой Советского Союза. Он награжден тремя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, орденом Ушакова II степени, многими медалями. За особые заслуги в совместных боевых действиях с союзными войсками и флотом был награжден орденом США «Морской крест». Татьяна Окулова. Фото автора из экспозиции Наро-Фоминского историко-краеведческого музея.

Комментарии:

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.